В Берлине все на расстоянии рук и ног, расставленных в стороны, а вокруг них можно начертить кольцо, как у «Витрувианского человека», и это будет кольцевая Берлина.

С писателем и журналистом Николаем Кононовым мы прошлись по шумным улицам «города с некоторой ебанцой», как сам он выразился. Говорили о гражданской позиции, об анархии, о родине, о доме, о Солярисе и доме на Солярисе. «Проклятые вопросы от Анаит», пишет у себя Николай.

Мимо по рельсам носились желтые трамваи, номады и старожилы с затертыми признаками различия огибали друг друга под острыми углами в самые моменты столкновений. На обочинах безвременным сном спали брошенные велосипеды без колеса или сидушки, и повсеместные киоски раздавали благодатное пиво. Берлинцы нежно называют киоски «шпэти», как подругу из старших классов. А сам Берлин — будто бы и не совсем город, а, скорее, мальчишка с вымазанным лицом, щелкающий подтяжками. Вон, смотри, дорогу тебе перегородил.

В городе, где так мало солнца, где есть снег, но он никогда не ложится, заканчивалась осень, и все напоследок вдруг застучали, загудели, зашипели в предчувствии берлинской зимы, бессмысленной и безымянной. А мы снимали новый доку-выпуск «СЛОЖНЫХ ЛЮДЕЙ».

Интересно получилось: на кавере Николай стоит впереди трамваев, а на одном из них написано die neuen 20er. И правда, новые двадцатые.

Николай, спасибо за участие! Ира Посредникова, спасибо за наведение мостов!

Друзья, мне и каналу очень нужна ваша поддержка: лайк, дизлайк, пост, антипост. Подписка.

Спасибо!
Ваша Анаит из POSLEZAVTRA
Вверх